Незаконное взыскание исполнительского сбора

Незаконное взыскание исполнительского сбора

Согласно представленным документам копия постановления о возбуждении исполнительного производства поступила непосредственно в филиал банка 17 апреля 2017 года. Именно с этого дня и следует исчислять 5-дневный срок для добровольного исполнения требования исполнительного документа.



Постановление судебного пристава-исполнителя о взыскании с должника исполнительского сбора признано незаконным.

Судебным приставом-исполнителем вынесено постановление, которым с банка взыскан исполнительский сбор по исполнительному производству за неисполнение в добровольном порядке требования исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения.

Банк обратился в суд с административным исковым заявлением, в котором просил признать незаконным вышеуказанное постановление судебного пристава-исполнителя. В обоснование указал, что исполнительное производство, по которому вынесено оспариваемое постановление, было возбуждено судебным приставом-исполнителем 04 апреля 2017 года. 05 апреля 2017 года копия постановления о возбуждении исполнительного производства предъявлена в дополнительный офис банка. Поскольку данное постановление предъявлено не в филиал банка, то постановление было доставлено лицу, непосредственно ответственному за его исполнение, только 17 апреля 2017 года и исполнено 19 апреля 2017 года. По мнению банка, его вина в неисполнении постановления о возбуждении исполнительного производства отсутствует.

Решением районного суда в удовлетворении административного искового заявления отказано. Принимая решение, суд первой инстанции пришел к выводу о законности оспариваемого постановления судебного пристава-исполнителя, указав, что копия постановления о возбуждении исполнительного производства была вручена надлежащему представителю банка 05 апреля 2017 года, пятидневный срок для его добровольного исполнения истек 12 апреля 2017 года, а исполнено оно было только 19 апреля 2017 года, то есть с нарушением срока, установленного частями 11, 12 статьи 30 Федерального закона от 02 октября 2007 года № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Федеральный закон «Об исполнительном производстве»). При этом не имеется доказательств наличия уважительных причин неисполнения банком требования исполнительного документа в установленный для добровольного исполнения срок. Отвергая доводы административного истца о том, что постановление о возбуждении исполнительного производства было вручено не по месту нахождения филиала должника, суд сослался на разъяснения, содержащиеся в пункте 63 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которым адресат юридически значимого сообщения, своевременно получивший и установивший его содержание, не вправе ссылаться на то, что сообщение было направлено по неверному адресу или в ненадлежащей форме (статья 10 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Судебная коллегия по административным делам Свердловского областного суда отменила данное решение и вынесла по делу новое, которым постановление судебного пристава-исполнителя признано незаконным, указав следующее.

Согласно статье 112 Федерального закона «Об исполнительном производстве» исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа.

Исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем по истечении срока, указанного в части 1 данной статьи, если должник не представил судебному приставу-исполнителю доказательств того, что исполнение было невозможным вследствие непреодолимой силы, то есть чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.

В силу статьи 24 Федерального закона «Об исполнительном производстве» извещения, адресованные взыскателю и должнику, направляются по адресам, указанным в исполнительном документе. Лицо, участвующее в исполнительном производстве, вправе в письменной форме сообщить иной адрес (в том числе адрес электронной почты), по которому судебный пристав-исполнитель должен направлять извещения, либо указать иной способ уведомления и другие сведения, необходимые для своевременного информирования данного лица о ходе исполнительного производства.

Исполнительные действия в отношении организации-должника  совершаются по ее юридическому адресу, местонахождению ее имущества или по юридическому адресу ее представительства или филиала, что предусмотрено частью 2 статьи 33 Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Участие организации в исполнительном производстве осуществляется через ее органы или должностных лиц, которые действуют в пределах полномочий, предоставленных им федеральными законами, иными нормативными правовыми актами или учредительными документами, либо через иных представителей (часть 2 статьи 53 Федерального закона «Об исполнительном производстве»).

Как видно из материалов дела, в исполнительном документе, на основании которого возбуждено исполнительное производство, указан адрес должника (банка), по которому располагается его филиал.

Следовательно, исходя из норм части 3 статьи 24, части 17 статьи 30 Федерального закона «Об исполнительном производстве», постановление о возбуждении исполнительного производства, устанавливающее срок для добровольного исполнения требований исполнительного документа, должно было быть направлено судебным приставом-исполнителем должнику именно по адресу филиала либо по иному адресу, который указал банк, в порядке части 4 статьи 30 названного Федерального закона. Также в силу части 2 статьи 53 и статьи 57 этого же Федерального закона оно могло быть вручено полномочному представителю этого юридического лица.

Соответственно, правовые последствия, предусмотренные частью 12 статьи 30 Федерального закона «Об исполнительном производстве», в виде начала течения срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа, определенного в вышеназванном постановлении о возбуждении исполнительного производства, для банка должны наступать с момента доставки копии этого постановления в банк по адресу его филиала либо по иному адресу, указанному должником, или с момента его доставки (получения) полномочному представителю банка.

Судебный пристав-исполнитель при вынесении оспариваемого постановления посчитал, что пятидневный срок для добровольного исполнения требования исполнительного документа следует исчислять с 05 апреля 2017 года, когда копия постановления о возбуждении исполнительного производства была предъявлена в дополнительный офис банка, расположенный по иному адресу, не указанному в исполнительном документе. С этим согласился и суд первой инстанции.

Однако указанный дополнительный офис, согласно Положению о нем, является специализированным внутренним структурным подразделением отделения банка по обслуживанию физических лиц, представляет интересы отделения и обеспечивает их защиту, осуществляет от имени банка банковские операции и сделки, предусмотренные Положением. Этому дополнительному офису не предоставлено полномочий на представление интересов банка, а также на осуществление банковских операций по исполнению судебных актов, вынесенных в отношении банка.

В материалах дела отсутствуют какие-либо документы, указывающие на то, что вышеназванному дополнительному офису предоставлены полномочия на получение для последующего исполнения или для последующей передачи в другие подразделения банка для исполнения исполнительных документов, в том числе постановлений судебных приставов-исполнителей. Отсутствуют в деле и документы, подтверждающие, что банк указал судебному приставу-исполнителю адрес вышеназванного дополнительного офиса как адрес, по которому могут направляться юридически значимые извещения в ходе исполнительного производства (часть 4 статьи 24 Закона «Об исполнительном производстве»).

Кроме того, в письме банка от 03 октября 2016 года, направленном в адрес начальника отдела судебных приставов, содержится просьба о направлении исполнительных документов в отношении банка в адрес его филиала без направления указанных документов по иным адресам.

Таким образом, дополнительный офис банка, сотруднику которого вручено 05 апреля 2017 года вышеуказанное постановление о возбуждении исполнительного производства, не является полномочным представителем банка, не является местом нахождения должника, указанным в исполнительном документе, и не является тем адресом, по которому должник просил направлять ему юридически значимые сообщения.

Следовательно, выводы суда первой инстанции о том, что срок для добровольного исполнения требования исполнительного документа следует исчислять с указанной даты (05 апреля 2017 года), являются ошибочными, поскольку сделаны без учета вышеприведенных обстоятельств и без применения вышеназванных норм Федерального закона «Об исполнительном производстве».

Согласно представленным документам копия постановления о возбуждении исполнительного производства поступила непосредственно в филиал банка 17 апреля 2017 года. Именно с этого дня и следует исчислять 5-дневный срок для добровольного исполнения требования исполнительного документа.

Поскольку требование исполнительного документа было исполнено 19 апреля 2016 года, то есть на 2 день после начала течения срока для добровольного исполнения требований исполнительного документа, необходимо признать, что требования исполнительного документа административным истцом были исполнены в срок, установленный для их добровольного исполнения. Следовательно, у судебного пристава-исполнителя не имелось оснований, предусмотренных статьей 112 Федерального закона «Об исполнительном производстве», для взыскания с административного истца исполнительского сбора.

Апелляционное определение судебной коллегии по административным делам

Свердловского областного суда от 26 октября 2017 года, дело № 33а-18146/2017

Источник: Свердловский областной суд

Бюллетень судебной практики Свердловского областного суда по административным делам (второй квартал 2018 года)


Звонок
Оставьте заявку на
бесплатную консультацию
юриста по телефону

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019