Ответственность за утрату багажа

Ответственность за утрату багажа

Непредоставление достоверной информации о стоимости содержимого багажа исключает возможность полного возмещения ущерба.

Ф. обратился в суд с иском к акционерному обществу о защите прав потребителя. В обоснование исковых требований указал, что 04 января 2018 года вылетел из г. Рима в г. Екатеринбург. При регистрации на рейс сдал к перевозке багаж с личными вещами весом 17 кг, который зарегистрирован без объявленной ценности. В аэропорту назначения багаж не был выдан, в связи с чем он обратился в службу розыска, которая составила акт о неприбытии багажа. По истечении 21 дня с момента, когда багаж должен был прибыть, багаж не был найден. 12 февраля 2018 года в адрес ответчика была направлена претензия с требованием о возмещении убытков за утрату багажа. В ответ на претензию 05 апреля 2018 года ответчик перечислил на его банковский счет сумму в 10 200 руб. Ф. счел данную сумму недостаточной для возмещения причиненного ущерба, полагая, что в соответствии со ст. 22 Конвенции для унификации некоторых правил международных воздушных перевозок (далее – Монреальская конвенция) ответственность перевозчика за утрату багажа должна составлять 1 000 специальных прав заимствования, просил взыскать с ответчика разницу между причитающейся и выплаченной компенсацией в сумме 80 222 руб. 10 коп.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично. С акционерного общества в пользу Ф. взысканы компенсация за утерю багажа - 31 796 руб. 43 коп., компенсация морального вреда - 3 000 руб., почтовые расходы – 144 руб. 44 коп., штраф - 10 000 руб.

По апелляционной жалобе истца судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда первой инстанции в части, указав следующее.

Как следует из материалов дела, 04 января 2018 года при регистрации на рейс истцом был сдан багаж весом 17 кг, который зарегистрирован без объявленной ценности. В аэропорт конечного пункта назначения багаж не прибыл. 12 февраля 2018 года ответчику направлена претензия о возмещении причиненных убытков. Истец указал, что в утерянном чемодане находились вещи на общую сумму 180 303 руб. согласно представленному им перечню, в том числе ценная вещь – Mak Book Air 13 дюймов 128 ГБ стоимостью 72 990 руб.

В соответствии с п. 1 ст. 116 Воздушного кодекса Российской Федерации перевозчик несет ответственность перед пассажиром воздушного судна и грузовладельцем в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, международными договорами Российской Федерации, а также договором воздушной перевозки пассажира, договором воздушной перевозки груза или договором воздушной перевозки почты.

В силу подп. 2 п. 1 ст. 119 Воздушного кодекса Российской Федерации за утрату, недостачу или повреждение (порчу) багажа, груза, а также ручной клади без объявления ценности перевозчик несет ответственность в размере их стоимости, но не более шестисот рублей за килограмм веса багажа или груза.

Согласно абз. 2 п. 2 ст. 7 Гражданского кодекса Российской Федерации, если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством, применяются правила международного договора.

В соответствии с п. 1 ст. 18 Монреальской конвенции перевозчик отвечает за вред, происшедший в случае уничтожения, утери или повреждения груза, только при условии, что событие, ставшее причиной такого вреда, произошло во время воздушной перевозки.

В силу п. 2 ст. 22 Монреальской конвенции при перевозке багажа ответственность перевозчика в случае уничтожения, утери, повреждения или задержки ограничивается суммой 1 000 специальных прав заимствования в отношении каждого пассажира, за исключением случаев, когда пассажир сделал в момент передачи зарегистрированного багажа перевозчику особое заявление о заинтересованности в доставке и уплатил дополнительный сбор, если это необходимо. В этом случае перевозчик обязан уплатить сумму, не превышающую объявленную сумму, если только он не докажет, что эта сумма превышает действительную заинтересованность пассажира в доставке.

Согласно п. 1 ст. 23 Монреальской конвенции суммы, указанные в специальных правах заимствования в этой Конвенции, рассматриваются как относящиеся к специальным правам заимствования, как они определены Международным валютным фондом. Перевод этих сумм в национальные валюты в случае судебных разбирательств производится в соответствии со стоимостью таких валют в специальных правах заимствования на дату судебного решения. Стоимость в специальных правах заимствования национальной валюты государства-участника, которое является членом Международного валютного фонда, исчисляется в соответствии с методом определения стоимости, применяемым Международным валютным фондом для его собственных операций и расчетов на дату судебного решения. Стоимость в специальных правах заимствования национальной валюты государства-участника, которое не является членом Международного валютного фонда, исчисляется по методу, установленному этим государством-участником.

Удовлетворяя исковые требования истца в размере 450 специальных прав заимствования, суд исходил из того, что истцом не доказан факт нахождения в утерянном  чемодане вещей на общую сумму 180 303 руб. 10 коп., поскольку при сдаче вещей в багаж опись не составлялась и ценность не объявлялась. Оснований для применения к перевозчику максимальной ответственности в размере 1 000 специальных прав заимствования суд первой инстанции не усмотрел. Судебная коллегия признала такой вывод суда первой инстанции правильным.

Учитывая то обстоятельство, что Ф. не доказал причинение ущерба на заявленную им сумму, ответственность ответчика по нормам Воздушного кодекса Российской Федерации ограничивается суммой в 600 руб. за 1 кг  утерянного багажа.

Отказывая во взыскании неустойки по п. 5 ст. 28 Закона Российской  Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей), суд первой инстанции исходил из того, что указанная норма применяется при нарушении сроков удовлетворения требований потребителя, когда убытки причинены вследствие отказа от исполнения договора. Поскольку у истца произошла утрата багажа, то указанная норма материального права к возникшим между сторонами правоотношениям применению не подлежит.

Судебная коллегия не согласилась с таким выводом суда. Согласно разъяснениям, данным в п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», если отдельные виды отношений с участием потребителей регулируются и специальными законами Российской Федерации, содержащими нормы гражданского права (например, договор участия в долевом строительстве, договор страхования, как личного, так и имущественного, договор банковского вклада, договор перевозки, договор энергоснабжения), то к отношениям, возникающим из таких договоров, Закон о защите прав потребителей применяется в части, не урегулированной специальными законами.

Поскольку истец является потребителем услуг по перевозке, в том числе по перевозке принадлежащего ему багажа, к возникшим между сторонами правоотношениям применяются положения Закона о защите прав потребителей в той части, в которой данные правоотношения не урегулированы специальными нормами, в том числе в части взыскания неустойки за просрочку исполнения требования потребителя.

Истец просил взыскать неустойку именно за нарушение срока  устранения недостатков оказанной услуги, то есть за нарушение срока возмещения причиненного ущерба (убытков), а поскольку конкретный срок устранения недостатков оказанной услуги в претензии истцом не определен, следует руководствоваться сроком, установленным ст. 127.1 Воздушного кодекса Российской Федерации.

Согласно ст. 127.1 Воздушного кодекса Российской Федерации перевозчик обязан в течение тридцати дней со дня поступления претензии рассмотреть ее и в письменной форме или в форме подписанного электронной подписью электронного документа уведомить лицо, предъявившее претензию, об удовлетворении или отклонении претензии.

Из материалов дела следует, что претензия истца была получена ответчиком 15 февраля 2018 года. Таким образом, требование истца должно было быть удовлетворено ответчиком не позднее 17 марта 2018 года. Однако на банковский счет Ф. деньги ответчик перечислил только 05 апреля 2018 года.

При таких обстоятельствах с учетом положений ст. 127.1 Воздушного кодекса Российской Федерации, п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей в пользу истца подлежала взысканию неустойка в размере 18 123 руб. 97 коп. (31 796 руб. 43 коп. х 3% х 19 дней). Однако, применив принцип соразмерности взыскиваемой неустойки последствиям нарушения обязательств, судебная коллегия уменьшила неустойку до 5 000 руб.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда от 20 ноября 2018 года по делу № 33-20000/2018

Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за 4 квартал 2018 года


Звонок
Оставьте заявку на
бесплатную консультацию
юриста по телефону

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019