Передача банковской карты другому лицу

Передача банковской карты другому лицу

Передача банковской карты другому лицу не свидетельствует о том, что владелец банковской карты утратил полномочия по совершению распорядительных действий в отношении счета этой банковской карты и денежных сумм.

В. обратился в суд с иском к С. о взыскании неосновательного обогащения.

В обоснование исковых требований указал, что в период с 16 мая по 18 мая 2018 года В. со своего счета банковской карты перечислил денежные средства на счет карты С. в общей сумме 262 000 руб., в том числе с оплатой комиссии банку в размере 2 620 руб. Денежные средства перечислены в счет оплаты по договору аренды жилого помещения, которое ответчик обязался предоставить истцу. Договор аренды согласован сторонами не был, поскольку ответчик отказалась его подписать. Ответчик взятые на себя обязательства по предоставлению жилого помещения в аренду не выполнила, денежные средства, перечисленные ей на счет в банке, не вернула, на телефонные звонки не отвечала. Истец полагал, что в результате указанных действий у ответчика возникло неосновательное обогащение в сумме 262 000 руб. Также истцу причинены убытки в виде удержанной банком за перевод денежных средств комиссии в сумме 2 620 руб.

Решением суда первой инстанции исковые требования оставлены без удовлетворения.

По апелляционной жалобе истца судебная коллегия по гражданским делам решение суда первой инстанции отменила в части, указав следующее.

Судом установлено и подтверждается материалами дела, что в период с 16 мая 2018 года по 18 мая 2018 года со счета, принадлежащего В., на счет банковской карты С. перечислены денежные средства в сумме 262 000 руб.

Истец указал на то, что данному обстоятельству предшествовала договоренность Т. (представителя В.) и М. (родственницы С.) о предоставлении последней в аренду истцу жилого помещения. При этом М. предложила денежные средства, составляющие стоимость аренды, в размере 262 000 руб. перечислить на банковскую карту ее родственницы С., представив реквизиты карты.

Из показаний свидетеля М., допрошенной в суде первой инстанции, следует, что она предоставляла В. и Т., являющимся руководителями открытого акционерного общества, консультационные и юридические услуги, за которые получала вознаграждение. В мае 2018 года непосредственно М., в обладании которой находилась банковская карта ответчика, получила спорную сумму.

Ответчик С. подтвердила, что в 2018 году ее банковской картой фактически пользовалась М., которая и распорядилась спорными деньгами.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь ст. ст. 1102, 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для удовлетворения требований истца, поскольку факт возникновения на стороне ответчика неосновательного обогащения своего подтверждения не нашел, а соответственно, обязанность по возврату истцу денежных средств в указанном размере у ответчика не возникла.

При этом суд первой инстанции исходил из факта перечисления истцом ответчику денежных средств по несуществующему обязательству, о чем истец не мог не знать.

С такими выводами суда первой инстанции нельзя согласиться.

По смыслу ст. ст. 1102, 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации неосновательным обогащением следует считать имущество, предоставленное в отсутствие установленных законом или сделкой оснований.

Юридически значимыми и подлежащими установлению по делу являются обстоятельства, касающиеся факта приобретения или сбережения имущества, приобретения имущества за счет другого лица при отсутствии правовых оснований обогащения: когда приобретение или сбережение имущества одним лицом за счет другого лица не основано ни на законе, ни на сделке.

Факт перечисления денежной суммы со счета истца В. на счет С. ответчиком не оспаривался. При этом ответчик истцу не предоставил жилое помещение, в счет пользования которым истцом перечислены денежные средства.

Зачисление денежных средств осуществлялось на счет ответчика, обладавшей правомочиями по совершению распорядительных действий в отношении этого счета и денежных сумм, находящихся на нем. Передача банковской карты ответчиком другому лицу не свидетельствует об утрате ею таких полномочий. Не являются обоснованными и доводы ответчика об осведомленности истца относительно совершения указанных платежей по несуществующему обязательству.

Согласно п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Факт предоставления имущества во исполнение несуществующего обязательства, о чем лицо, требующее возврата имущества, знало, либо предоставления имущества в целях благотворительности обязан доказать приобретатель в силу прямого указания в п. 4 ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, бремя доказывания этих обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения спора, должно быть возложено на ответчика С. как на приобретателя имущества (денежных средств).

Довод ответчика о том, что сумма неосновательного обогащения не подлежит возврату, так как истец при передаче денежных средств знал об отсутствии обязательств по возврату данных денежных средств со стороны ответчика, не подтвержден какими-либо доказательствами. Суд первой инстанции лишь ограничился ссылкой на отсутствие оформления договорных отношений между сторонами.

Из исследованных по делу доказательств следует, что со стороны истца имело место заблуждение относительно наличия между сторонами обязательства по найму жилого помещения, принадлежащего ответчику. В данном случае истец не преследовал цель одарить ответчика, фактически рассчитывал на предоставление жилого помещения в пользование.

Имеющиеся в материалах дела документы, отражающие осуществление денежных переводов, не содержат сведений о совершении таких действий истцом с целью одарить ответчика или с целью благотворительности, а также об осведомленности истца относительно отсутствия какого-либо обязательства.

Вопреки требованиям ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации ответчиком не представлено доказательств возникновения обязательства между истцом и М., в силу которого последней причитались какие-либо денежные средства, а также оказания М. услуг, стоимость которых соответствовала бы полученной ответчиком сумме. Разногласия же между С. и М. относительно спорных денежных средств, в том числе по факту получения М. указанной суммы со счета, принадлежащего ответчику, могут быть разрешены ими в рамках иного спора.

При этом из материалов дела следует, что в обладание ответчика поступила денежная сумма в размере 262 000 руб. Стоимость услуг кредитной организации по перечислению этой суммы в размере 2 620 руб. с ответчика не взималась. Данная сумма удержана с истца как плата за оказанную ему банковскую услугу по перечислению денежных средств, в связи с чем оснований для взыскания этой суммы с ответчика не имеется, в том числе и в качестве убытков.

Суд апелляционной инстанции взыскал с С. в пользу В. сумму неосновательного обогащения в размере 262 000 руб.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда от 14 ноября 2019 года по делу № 33-20392/2019

Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за 4 квартал 2019 года


ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019