Срочный трудовой договор и беременность

Срочный трудовой договор и беременность

Обязанность работодателя продлить срок действия трудового договора в период беременности женщины прямо предусмотрена трудовым законодательством.

Б. обратилась в суд с иском к акционерному обществу о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

В обоснование исковых требований указала, что с 01 марта 2017 года состояла с ответчиком в трудовых отношениях. Приказом от 30 марта 2018 года уволена с работы в связи с истечением срока трудового договора. Увольнение полагала незаконным, просила суд восстановить ее на работе в должности контролера сварочных работ, взыскать средний заработок за время вынужденного прогула с 30 марта 2018 года по день восстановления на работе, компенсацию морального вреда в размере 100 000 руб.

Решением суда иск оставлен без удовлетворения.

Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда первой инстанции, указав следующее.

Судом установлено, что с 01 марта 2017 года истец была принята на работу учеником оператора станков с программным управлением, с 02 мая 2017 года работала учеником контролера сварочных работ, с 01 июля 2017 года – контролером сварочных работ 2 разряда. Трудовые отношения сторон оформлялись путем заключения срочных трудовых договоров на период от 1 до 2 месяцев, последний трудовой договор заключен 01 января 2018 года на срок до 31 марта 2018 года.

12 марта 2018 года Б. вручено уведомление об истечении 31 марта 2018 года срока заключенного с ней трудового договора и о предстоящем в связи с этим увольнении по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации. Приказом от 30 марта 2018 года истец уволена по п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с истечением срока трудового договора. От ознакомления с приказом и от получения трудовой книжки истец отказалась, о чем работодателем составлен акт от 30 марта 2018 года.

На момент увольнения истец находилась в состоянии беременности. Данное обстоятельство работодателю было известно и в ходе рассмотрения дела не отрицалось, подтверждено приказом от 12 февраля 2018 года, которым истец на основании медицинского заключения ВВК от 12 февраля 2018 года была переведена на легкий труд в связи с беременностью. Кроме того, на дату увольнения истец являлась временно нетрудоспособной, что подтверждается листком нетрудоспособности на период с 26 марта 2018 года по 04 апреля 2018 года.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса Российской Федерации основанием прекращения трудового договора является истечение срока трудового договора (ст. 79 данного Кодекса), за исключением случаев, когда трудовые отношения фактически продолжаются и ни одна из сторон не потребовала их прекращения.

Согласно положениям ч. 2 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности, а при предоставлении ей в установленном порядке отпуска по беременности и родам - до окончания такого отпуска. Женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца, предоставлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности.

Аналогичная позиция изложена в п. 27 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 января 2014 года № 1 «О применении законодательства, регулирующего труд женщин, лиц с семейными обязанностями и несовершеннолетних».

В силу ч. 3 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации допускается увольнение женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья.

Оснований для применения при рассмотрении данного дела положений ч. 3 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации не имеется, поскольку заключенный с истцом 01 января 2018 года срочный трудовой договор, по истечении которого произведено увольнение, равно как и срочные трудовые договоры, заключавшиеся с истцом ранее, в период начиная с 01 марта 2017 года, не содержат указания на то, что они заключены на время исполнения обязанностей отсутствующего работника. Из уведомления о расторжении срочного трудового договора, врученного истцу 12 марта 2018 года, также не следует, что трудовой договор будет прекращен в связи с выходом на работу основного работника. В приказе указано лишь на истечение 31 марта 2018 года срока трудового договора.

По своей сути положения ч. 2 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации являются социальной гарантией, направленной на обеспечение поддержки материнства и детства в соответствии с ч. 2 ст. 7 и ч. 1 ст. 38 Конституции Российской Федерации. Реализация положений ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации не только не зависит от осведомленности работодателя о факте беременности на момент принятия решения об увольнении, но и не может быть поставлена в зависимость от того, успела ли беременная женщина написать соответствующее заявление.

Принимая во внимание, что истец, будучи не согласной с увольнением, о чем свидетельствует выполненная ею в уведомлении от 12 марта 2018 года запись «отказываюсь», а также отказ ознакомиться с приказом об увольнении и получить трудовую книжку, по существу выразила волеизъявление на продолжение трудовых отношений до окончания беременности, судебная коллегия приходит к выводу о том, что у работодателя, осведомленного о беременности истца на дату принятия решения об увольнении, отсутствовали основания для ее увольнения в связи с истечением срока трудового договора. Трудовой договор подлежал продлению в соответствии с ч. 2 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации. Наличие либо отсутствие вакансий для перевода истца на другую работу в данном случае правового значения не имеет, поскольку положения ч. 3 ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации, в силу которой данное обстоятельство является юридически значимым при прекращении трудового договора, заключенного на время исполнения обязанностей отсутствующего работника, к спорным правоотношениям не применимы.

При указанных обстоятельствах отсутствие письменного заявления истца о продлении трудового договора, возможность подачи которого работодателем истцу не разъяснена, несмотря на необходимость выяснить намерение истца относительно продления трудового договора в связи с явно выраженным ею несогласием на увольнение, свидетельствует о незаконности увольнения.

Судебная коллегия по гражданским делам постановила новое решение по делу о восстановлении истца на работе в должности контролера сварочных работ с 31 марта 2018 года, взыскании с ответчика заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда в размере 15 000 руб.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда от 17 августа 2018 года по делу № 33-14445/2018

Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за 3 квартал 2018 года


Звонок
Оставьте заявку на
бесплатную консультацию
юриста по телефону

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019