Увольнение работника в связи с утратой доверия

Увольнение работника в связи с утратой доверия

Обязательным условием для увольнения работника в связи с утратой доверия является соблюдение работодателем порядка применения дисциплинарного взыскания.

М. обратилась в суд с иском к акционерному обществу о признании незаконным приказа об увольнении, восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда, признании недействительной записи об увольнении в трудовой книжке. 

В обоснование указала, что работала у ответчика в должности мастера производственного участка по контролю вагонного ремонтного депо. Приказом начальника от 19 июня 2018 года уволена с работы по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации (совершение виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя). Увольнение полагала незаконным, ссылалась на то, что она не обслуживала товарные или денежные ценности, ею не совершался проступок, дающий основание для утраты доверия.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично.

Судебная коллегия по гражданским делам оставила решение суда первой инстанции без изменения, указав следующее.

В силу п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя.

Истец являлась работником, непосредственно обслуживающим товарные ценности. С М. был заключен договор о полной материальной ответственности за недостачу вверенного ей имущества.  

Увольнение истца произведено за то, что в период с сентября 2017 года по март 2018 года она сдавала в отдел организации и нормирования труда фальсифицированные табеля учета рабочего времени для начисления заработной платы иным работникам, которые должны были отдать оплату этих смен истцу. По данным фактам в отношении М. возбуждены 4 уголовных дела, производство по которым не завершено.

Тот факт, что истец указывала недостоверные сведения в табелях учета рабочего времени, отмечая работникам за текущий месяц неотработанные смены как отработанные, а впоследствии предлагала им отдать денежные средства за такие смены, подтверждается совокупностью представленных в материалах дела доказательств. Однако суд первой инстанции не дал оценки этим доказательствам, указав на то, что ответчиком не доказан факт совершения истцом проступка.

Совершение истцом виновных действий по внесению недостоверной информации в табели учета рабочего времени давало работодателю основание для утраты доверия к истцу, непосредственно обслуживавшей товарные ценности работодателя. Из положений п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации не следует, что такие виновные действия должны быть совершены исключительно в отношении вверенного работнику имущества, это могут быть и иные действия, связанные с исполнением трудовых обязанностей (либо не связанные с ними, но подтвержденные приговором суда о совершении хищения, взяточничества и т.д.).

Согласно п. 45 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 марта 2004 года № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» расторжение трудового договора с работником по п. 7 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса Российской Федерации в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировка, распределение и т.п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты довериям к ним.

По мнению судебной коллегии, факт совершения истцом виновных действий является доказанным. Вместе с тем, привлекая истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, ответчик нарушил порядок привлечения к ответственности, определенный
ст. 193 Трудового кодекса Российской Федерации, что является самостоятельным основанием для признания увольнения незаконным, восстановления истца на работе.

О проступке руководитель узнал из рапорта председателя первичной профсоюзной организации от 20 апреля 2018 года. Сведений о времени поступления этого рапорта к руководителю в деле не имеется. Однако 27 апреля 2018 года руководитель уже точно располагал данными сведениями, так как в этот день им подписан приказ о создании комиссии для проведения проверки обстоятельств, указанных в рапорте. Следовательно, срок привлечения к ответственности начинается 27 апреля 2018 года, оканчивается 28 мая 2018 года (ст. 14 Трудового кодекса Российской Федерации).

С учетом периодов болезни истца и отпусков без сохранения заработной платы срок привлечения истца к дисциплинарной ответственности истек 15 июня 2018 года. Увольнение истца произведено за пределами этого срока – 19 июня 2018 года, в связи с этим является незаконным. Учитывая, что ответчиком нарушен порядок привлечения истца к дисциплинарной ответственности в виде увольнения, суд первой инстанции правомерно восстановил истца на работе, взыскал заработную плату за время вынужденного прогула и компенсацию морального вреда.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда от 13 ноября 2018 года по делу № 33-19986/2018

Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за 4 квартал 2018 года


ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019