Возврат части страховой премии

Возврат части страховой премии

Досрочное погашение задолженности по кредиту влечет право заемщика на возврат части страховой премии пропорционально неистекшему сроку договора страхования, размер страхового возмещения по которому равен остатку долга по кредиту либо производен от него.

П. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании страховой премии, неустойки, штрафа.

В обоснование иска указал, что 30 марта 2016 года при заключении кредитного договора с банком между истцом и страховой компанией был заключен договор страхования от несчастных случаев и болезней. Размер вносимого взноса (страховой премии) составил 54 141 руб. 09 коп. Кредит выдавался сроком до 30 марта 2021 года и был погашен досрочно 08 августа 2017 года, в связи с чем П. просил вернуть ему страховую премию за вычетом времени, в течение которого  действовало страхование, то есть с 30 марта 2016 года по 08 августа 2017 года. Однако страховая компания ни заявление о возврате части страховой премии, ни направленную ей досудебную претензию не удовлетворила.

Решением суда первой инстанции иск оставлен без удовлетворения.

По апелляционной жалобе истца судебная коллегия по гражданским делам отменила решение суда первой инстанции в части, указав следующее.

Судом установлено и следует из материалов дела, что 30 марта 2016 года между П. и страховой компанией заключено кредитное соглашение, по условиям которого П. предоставлен кредит в размере 500 000 руб. сроком на 60 месяцев под 17% годовых.

Согласно п. 4.3 договора в случае одновременного исполнения обязательств по подтверждению целевого использования кредита и обязательств по страхованию жизни и здоровья заемщика (заемщиков) в течение срока кредитования надбавки к процентным ставкам, указанным в пп. 4.2, 4.3, суммируются. Плата за сбор, обработку и техническую передачу информации о заемщике, связанные с распространением на заемщика условий Программы страхования, составила 24 639 руб. 24 коп.

В тот же день П. присоединился к Программе коллективного страхования заемщиков (созаемщиков) кредита «Пенсионный» от несчастных случаев и болезней (далее - Программа страхования № 5), собственноручно написав заявление о заключении договора страхования.

Из пункта 3 данного заявления следует, что за сбор, обработку и техническую передачу информации истец обязан уплатить вознаграждение банку в соответствии с утвержденными тарифами, кроме этого, он  компенсирует расходы банка на оплату страховой премии страховщику. Совокупность указанных сумм составляет величину страховой платы, которую истец обязан единовременно уплатить банку в размере 54 141 руб. 09 коп. за весь срок страхования. Данная сумма уплачена истцом в этот же день, что подтверждается платежным поручением. 08 августа 2017 года истцом обязательства по кредиту исполнены в полном объеме, что подтверждается справкой, выданной банком.

Отказывая в удовлетворении исковых требований в части взыскания страховой премии, суд первой инстанции исходил из того, что предоставление кредита П. не было обусловлено обязательным заключением договора страхования, при этом в случае несогласия с предложенными условиями договора страхования П. имел возможность отказаться от участия в Программе страхования № 5. Кроме того, условиями участия в Программе страхования № 5 не предусмотрено такое основание для досрочного прекращения договора страхования, как досрочное погашение кредита.

Выводы суда первой инстанции не соответствуют обстоятельствам дела, а также основаны на неверном толковании норм материального права.

Из взаимосвязанных положений ст. 2, п. 2 ст. 4, пп. 1 и 2 ст. 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее - Закон об организации страхового дела), ст. 934 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что содержанием отношений по страхованию является защита имущественных интересов застрахованного путем выплаты определенного договором страхового возмещения при наступлении предусмотренного договором события - страхового случая.

Таким образом, если по условиям договора страхования имущественных интересов заемщика обязательным условием выплаты страхового возмещения является наличие долга по кредитному договору, в частности, когда страховое возмещение равно остатку долга по кредиту либо производно от него, то при досрочном погашении долга по кредиту имущественные интересы заемщика далее не защищаются и наступление любого из предусмотренных договором случаев не является основанием для страховой выплаты, а следовательно, существование страхового риска как такового и возможность наступления именно страхового случая отпадают.

В соответствии с п. 1 ст. 958 Гражданского кодекса Российской Федерации договор страхования прекращается до наступления срока, на который он был заключен, если после его вступления в силу возможность наступления страхового случая отпала и существование страхового риска прекратилось по обстоятельствам иным, чем страховой случай.

В силу п. 3 ст. 958 Гражданского кодекса Российской Федерации при досрочном прекращении договора страхования по обстоятельствам, указанным в п. 1 данной статьи, страховщик имеет право на часть страховой премии пропорционально времени, в течение которого действовало страхование.

Согласно Программе страхования № 5 в период страхования застрахованного лица размер его страховой суммы изменяется в соответствии с изменением его фактической задолженности по кредитному договору. Размер страховой суммы на день наступления страхового случая с застрахованным лицом составляет фактическую сумму не погашенной на день страхового случая задолженности по кредитному договору, при этом не может превышать размера страховой суммы, указанного в договоре страхования в отношении этого застрахованного лица на день распространения на него действия договора страхования.

Аналогичное положение содержится в п. 3.4.2 договора коллективного страхования, заключенного между банком и страховой компанией.

Таким образом, страховая сумма уменьшается пропорционально очередному ежемесячному платежу по основному долгу по кредитному договору.

Следовательно, действие договора страхования в случае полного погашения кредита прекращается, поскольку его условиями установлен расчет страховой суммы исходя из размера кредитной задолженности на дату наступления страхового случая, тем самым выплата страхового возмещения при отсутствии остатка по кредиту условиями заключенного между сторонами договора не предусмотрена.

В связи с тем, что страховщик не произвел выплату страховой премии пропорционально тому периоду времени, на который договор страхования прекратился досрочно, со страховщика в пользу истца подлежит взысканию страховая премия в размере 39 413 руб. 05 коп. из расчета: 54 141 руб. 09 коп. (страховая премия) / 1 827 дней (срок договора) х 1 330 дней (остаток дней по договору).

Согласно п. 6 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей) при удовлетворении судом требований потребителя, установленных законом, суд взыскивает с изготовителя (исполнителя, продавца, уполномоченной организации или уполномоченного индивидуального предпринимателя, импортера) за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя штраф в размере 50% от суммы, присужденной судом в пользу потребителя.

Принимая во внимание, что правовые основания для удержания суммы уплаченной страховой премии при досрочном погашении истцом кредита у ответчика отсутствовали, с ответчика в пользу истца подлежит взысканию штраф в размере 19 706 руб. 52 коп. (39 413 руб. 05 коп. / 2).

Требования истца о взыскании с ответчика неустойки не могут быть удовлетворены, поскольку ответственность в виде неустойки, согласно п. 3 ст. 31 Закона о защите прав потребителей (с исчислением неустойки по правилам п. 5 ст. 28 Закона о защите прав потребителей), возможна в случаях нарушения права потребителя на возврат уплаченной по договору суммы, если такое право обусловлено некачественным либо несвоевременным оказанием предусмотренной договором услуги (ст. ст. 28, 29 Закона о защите прав потребителей).

В рассматриваемом деле требование истца о возврате уплаченной по договору суммы не связано с его отказом от договора страхования вследствие нарушения ответчиком сроков выполнения услуги либо предоставлением услуги ненадлежащего качества.

Суд апелляционной инстанции взыскал со страховой компании в пользу П. страховую премию в размере 39 413 руб. 05 коп., почтовые расходы – 141 руб. 42 коп., расходы на оплату юридических услуг по составлению досудебной претензии – 343 руб. 50 коп., штраф в размере 19 706 руб. 52 коп.

Апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам

Свердловского областного суда от 09 октября 2019 года по делу № 33-17636/2019

Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за 4 квартал 2019 года


ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019