Отказ в предоставлении дополнительных суток отдыха

дополнительные сутки отдыха

Следует признать не основанным на законе мнение М. что в период пребывания в лечебном учреждении он привлекался к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени. Стационарное лечение, вопреки мнению М. не определено законодателем как привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, которое в соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» должно компенсироваться соответствующим отдыхом.



Требование истца

М. обратился в суд с административным иском к командиру войсковой части <данные изъяты>, оспаривая действия последнего, связанные с отказом внести и предоставить дополнительное время отдыха в журнал учета служебного времени. При этом М. просил суд признать указанные действия незаконными и обязать это должностное лицо внести дополнительное время отдыха в журнал учета в соответствии с расчетом, указанным им в рапорте ДД.ММ.ГГГГ, и предоставить ему дополнительные сутки отдыха.

Решением Магнитогорского гарнизонного военного суда от 18 июля 2018 года в удовлетворении иска М. было отказано.

Не соглашаясь с таким судебным постановлением, полагая, что оно вынесено с нарушением норм материального и процессуального права, административный истец М. подал апелляционную жалобу.

В данной жалобе М. указывает, что согласно п. 1 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени должно компенсироваться отдыхом соответствующей продолжительности в другие дни недели. При невозможности предоставления указанной компенсации время исполнения обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени суммируется и предоставляется военнослужащим в виде дополнительных суток отдыха, которые могут быть присоединены по желанию указанных военнослужащих к основному отпуску.

В судебном заседании было установлено, что он в соответствии с приказом командира войсковой части <данные изъяты> в период с ДД.ММ.ГГГГ находился на стационарном лечении в филиале <данные изъяты> ФКУ «354 окружной военный клинический госпиталь» в г. Челябинске, то есть в соответствии с прямым указанием закона исполнял обязанности военной службы.

Согласно Руководству по медицинскому обеспечению Вооруженных Сил Российской Федерации на мирное время, утвержденному приказом Министра обороны Российской Федерации ДД.ММ.ГГГГ №, больные при нахождении на лечении обязаны выполнять установленный в отделении распорядок дня, правила поведения, назначений врачей и дежурного медицинского персонала. В случае нарушения больным распорядка дня и правил поведения, несоблюдения лечебно-охранительного режима, к нарушителю принимаются соответствующие меры. То есть, фактически, военнослужащий по контракту, находясь на стационарном лечении в лечебном учреждении, в течение 24 часов обязан соблюдать общие обязанности военнослужащего, а также специальные обязанности, установленные руководством.

Таким образом, в период с ДД.ММ.ГГГГ он в течение 24 часов исполнял обязанности военной службы. Поэтому, согласно п. 1 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих», привлечение к исполнению обязанностей военной службы (нахождение на лечении, следование к месту лечения) сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени командир войсковой части <данные изъяты> обязан компенсировать ему соответствующим временем отдыха, что им сделано не было.

Отказывая в его требованиях, суд в решении от 18 июля 2018 года пришел к выводу, что он в период времени с ДД.ММ.ГГГГ обязанности военной службы не исполнял, так как в указанный период исполнял распорядок лечебного учреждения, тем самым был освобожден от исполнения должностных и специальных обязанностей.

Однако, несмотря на то, что военнослужащий, находящийся на лечении, освобождён от должностных обязанностей, он исполняет общие и специальные обязанности военнослужащих, которые он обязан выполнять согласно соответствующим федеральным законам, общевоинским уставам и иным нормативно-правовыми актами Российской Федерации.

Согласно п.п. «з» п. 1 ст. 37 Федерального закона «О воинской обязанности и военной службе» военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы в случаях нахождения на лечении, следования к месту лечения.

В связи с указанным он имеет право на соответствующую компенсацию за привлечение его к исполнению обязанностей военной службы сверх продолжительности еженедельного служебного времени.

Суд первой инстанции в решении необоснованно ссылается на приказ МО РФ от 10 ноября 1998 года № 492 «Об утверждении перечня мероприятий, которые проводятся без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени военнослужащих» и указывает, что в названном перечне отсутствует такой случай, как нахождение военнослужащих на излечении в медицинском учреждении.

Между тем, обязательное направление военнослужащих на стационарное лечение командирами воинских частей (должностными лицами) определено иными нормативными актами, а именно Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», воинскими уставами Российской Федерации, Руководством по медицинскому обеспечению Вооруженных сил Российской Федерации на мирное время. При соответствующих рекомендациях врача командир воинской части безальтернативно обязан направить военнослужащего на указанное лечение. Приказом МО РФ от 10 ноября 1998 года № 492 «Об утверждении перечня мероприятий, которые проводятся без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени военнослужащих» утвержден перечень мероприятий, на которые военнослужащие в случае необходимости привлекаются командиром части без ограничения общей продолжительности еженедельного служебного времени военнослужащих. В данном случае разрешение этого вопроса отдано на усмотрение командира.

В связи с указанным М. считает, что действия административного ответчика, связанные с отказом в предоставлении ему дополнительного времени отдыха за исполнение обязанностей военной службы сверх продолжительности служебного времени, установленного соответствующими нормативными актами, не соответствуют Конституции Российской Федерации, Федеральным законам «О статусе военнослужащих» и «О воинской обязанности и военной службе», а также нарушают его право на отдых.

В завершение апелляционной жалобы М. просит обжалуемое решение отменить и принять новое решение об удовлетворении его административного иска.

Выводы суда по делу

Проверив материалы дела и обсудив доводы апелляционной жалобы, окружной военный суд находит решение суда первой инстанции законным и обоснованным. Вопреки утверждению М., судом первой инстанции при рассмотрении дела не допущено нарушений норм материального и процессуального права, которые могли бы влечь отмену либо изменение обжалуемого судебного постановления, а исследованным в суде доказательствам дана надлежащая оценка.

Как правильно указано в апелляционной жалобе, в судебном заседании было установлено, что М. в период с ДД.ММ.ГГГГ находился на стационарном лечении в филиале <данные изъяты> ФКУ «354 окружной военный клинический госпиталь» в г. Челябинске.

Однако следует признать не основанным на законе мнение М. что в период указанного пребывания в названном лечебном учреждении он привлекался к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени.

Стационарное лечение, вопреки мнению М. не определено законодателем как привлечение военнослужащих, проходящих военную службу по контракту, к исполнению обязанностей военной службы сверх установленной продолжительности еженедельного служебного времени, которое в соответствии с п. 1 ст. 11 Федерального закона «О статусе военнослужащих» должно компенсироваться соответствующим отдыхом.

Согласно ст. 16. Федерального закона «О статусе военнослужащих» возможность получения такого лечения является реализацией права военнослужащих на охрану здоровья и медицинскую помощь. Названный закон в системном толковании с Федеральным законом «О воинской обязанности и военной службе» указывает, что той же цели служит п.п. «з» п. 1 ст. 37 последнего, согласно которому военнослужащий считается исполняющим обязанности военной службы в случаях нахождения на лечении и следования к месту лечения.

Как правильно указал в своём решении суд первой инстанции, согласно п. 3 Приложения № 2 к Порядку о прохождении военной службы, утвержденному Указом Президента Российской Федерации ДД.ММ.ГГГГ. № «Вопросы прохождения военной службы», суммарное сверхурочное время, за которое предоставляются дополнительные дни отдыха, подразумевает под собой исполнение военнослужащим своих непосредственных должностных и служебных обязанностей.

Таких обязанностей, вытекающих из непосредственных должностных и служебных полномочий, в период пребывания на стационарном лечении М. не исполнял.

Исходя из изложенного, оспариваемые действия командира войсковой части <данные изъяты> связанные с отказом М. в предоставлении дополнительных суток отдыха, не нарушают законные права и интересы последнего.

Таким образом, доводы апелляционной жалобы отклоняются судом второй инстанции как необоснованные.

Источник: сайт Уральского окружного военного суда


ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019