Сняли с учета нуждающихся в жилом помещении

учета нуждающихся в жилом помещении

Разрешая дело, гарнизонный военный суд исходил из того, что признанные вступившими в законную силу судебными решениями сноха и внуки истца являются членами его семьи, проживают с ним совместно, а также с его супругой и двумя детьми в одном жилом помещении, и имеют обеспеченность жилым помещением на каждого из проживающих менее учетной нормы. Ввиду этого истец и все члены его семьи подлежат учету в качестве нуждающихся в жилом помещении.



Требование истца

В административном иске ефрейтор С. оспорил решение жилищной комиссии войсковой части <данные изъяты> ДД.ММ.ГГГГ № о снятии с учета нуждающихся в жилом помещении по договору социального найма.

Решением Магнитогорского гарнизонного военного суда от 6 августа 2018 года данный иск был полностью удовлетворен. Суд признал оспоренное решение незаконным и обязал жилищную комиссию войсковой части <данные изъяты> и командира указанной воинской части восстановить С. и членов его семьи на учете нуждающихся в жилом помещении по договору социального найма с ДД.ММ.ГГГГ

В апелляционной жалобе представитель административных ответчиков Г. указывает на несостоятельность удовлетворения иска, поскольку учтенные судом в качестве членов семьи истца сноха - О.., и внуки: Л.. и В. решениями городского суда признаны только членами семьи истца, но не признаны находящимися у него на иждивении. Вместе с тем, гарнизонный военный суд оставил без внимания, что у внуков истца имеются трудоспособные родители, которые соответствующих родительских прав не лишены. Поэтому, заключает Г. в жалобе, названные сноха и оба внука не могут быть признаны находящимися на иждивении истца и учтены в качестве совместно проживающих с ним членов семьи при разрешении вопроса о нуждаемости ефрейтора С. в жилом помещении.

Так как истец, его супруга и двое детей в <данные изъяты> Челябинской области проживают квартире общей площадью №, на каждого из них приходится № кв.м. жилья, что превышает учетную норму в данном населенном пункте. Ввиду этого, снятие истца и членов его семьи с жилищного учета произведено на законных основаниях.

С учетом этих доводов Г. просит вынесенное решение отменить и принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении иска.

Выводы суда по делу

Заслушав объяснения представителя административных ответчиков Д. в поддержание доводов жалобы и возражения против ее удовлетворения административного истца С., рассмотрев административное дело и обсудив доводы жалобы, окружной военный суд приходит к следующим выводам.

Как следует из дела, ефрейтор С. заключил первый контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 года и в силу ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» вправе претендовать на обеспечение жильем на постоянной основе. К 2018 году он имел более 20 общей выслуги лет военной службы в календарном исчислении. В войсковой части <данные изъяты> <данные изъяты> истец проходит военную службу с 1994 года.

При этом в октябре 1995 года супруге истца на состав семьи из трех лиц <данные изъяты> по месту работы администрацией <данные изъяты> было предоставлено жилое помещение – двухкомнатная квартира общей площадью №

В январе 1998 года истец, его супруга и сын приватизировали данное жилое помещение в общую совместную собственность. Позже в эту квартиру вселился еще один родившийся сын.

В 2010 году сын истца заключил брак, и у них родилось двое детей. Супруга сына и указанные двое детей также были зарегистрированы проживающими в квартире истца.

Решением Трехгорного городского суда Челябинской области от 25 июня 2015 года сноха истца О.. и его внук Л. были признаны членами семьи истца. Последующим решением того же суда от 14 ноября 2016 года внучка истца В.. также была признана членом семьи истца и его супруги.

Тем самым, с 2016 года и по настоящее время в данном жилом помещении, находящимся в общей собственности истца, его супруги и сына, проживают и зарегистрированы семь человек: истец, его супруга, двое детей, супруга сына и два внука истца. На каждого из них приходится № жилого помещения при установленной в <данные изъяты> учетной норме жилья №. Иным жильем, в том числе от военного ведомства, они не обеспечивались.

Решением жилищной комиссии войсковой части <данные изъяты> от 22 апреля 2016 года истец с составом семьи из 6-ти человек был признан нуждающимся в жилом помещении для постоянного проживания.

Однако иным решением того же жилищного органа ДД.ММ.ГГГГ № истец и 6 членов его семьи (всего 7 человек) были сняты с жилищного учета. Комиссия сочла, что сноха истца О. и его внуки Л. и В. не могут быть учтены как находящиеся на иждивении истца, поскольку у внуков имеются трудоспособные родители, а сноха трудоустроена и имеет супруга. На этом основании комиссия исключила их из состава семьи истца. Кроме того, комиссия учла, что С., его супруга и двое детей обеспечены жильем более учетной нормы в размере по №. на каждого из них №

Разрешая дело, гарнизонный военный суд исходил из того, что признанные вступившими в законную силу судебными решениями сноха и внуки истца являются членами его семьи, проживают с ним совместно, а также с его супругой и двумя детьми в одном жилом помещении, и имеют обеспеченность жилым помещением на каждого из проживающих менее учетной нормы. Ввиду этого истец и все члены его семьи подлежат учету в качестве нуждающихся в жилом помещении.

Такие выводы суда первой инстанции являются правильными.

Согласно ч. 1 ст. 30 ЖК РФ собственник жилого помещения осуществляет права владения, пользования и распоряжения принадлежащим ему на праве собственности жилым помещением в соответствии с его назначением и пределами его использования, которые установлены ЖК РФ.

Частью 1 ст. 31 ЖК РФ определено, что к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи.

Вселенные собственником жилого помещения члены его семьи, в силу ч. 2 ст. 31 ЖК РФ, имеют право пользования данным жилым помещением наравне с его собственником, если иное не установлено соглашением между собственником и членами его семьи.

В пункте 11 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 2 июля 2009 г. № 14 разъяснено, что вопрос о признании лица членом семьи собственника жилого помещения следует разрешать с учетом положений ч. 1 ст. 31 ЖК РФ, исходя из того, что для признания перечисленных в данной норме лиц, вселенных собственником в жилое помещение, членами его семьи достаточно установления только факта их совместного проживания с собственником в этом жилом помещении и не требуется установления фактов ведения ими общего хозяйства с собственником жилого помещения, оказания взаимной материальной и иной поддержки.

Данное разъяснение сделано применительно к ситуации наличия у собственника единственного жилого помещения для проживания.

Как установлено по делу, истец, его супруга и сын, будучи собственниками жилого помещения, совместно вселили в принадлежащую им на праве собственности квартиру супругу сына и их детей без заключения какого-либо соглашения, определяющего их права иначе, чем это предусмотрено ЖК РФ.

В судебном заседании истец С. пояснил, что его сноха и внуки были им вселены в квартиру именно в качестве членов семьи.

Это обстоятельство имеет существенное значение для дела, поскольку проживание названных лиц в принадлежащей истцу, его супруге и одному из сыновей на праве общей собственности квартире в качестве членов семьи указывает на необходимость учета доли занимаемого ими жилого помещения при определении нуждаемости ефрейтора С. и членов его семьи в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма.

В этой связи доводы жалобы о невозможности учета снохи и внуков истца в качестве членов его семьи являются несостоятельными. Установление факта нахождения их на иждивении истца, как указано выше, не требуется.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 51 ЖК РФ основаниями для признания граждан нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, является обеспеченность общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы.

Следовательно, как при постановке на жилищный учет в период прохождения военной службы, так и при принятии решения о снятии с учета, административный истец являлся нуждающимся в жилом помещении, предоставляемом по договору социального найма.

При таких данных оспоренное решение жилищной комиссии о снятии с жилищного учета на законе не основано.

В связи с изложенным суд первой инстанции правомерно признал незаконным оспариваемое решение жилищного органа о снятии административного истца с учета нуждающихся в жилом помещении, восстановив его права на обеспечение жильем с даты принятия на жилищный учет.

Таким образом, обжалованное решение суда первой инстанции является законным и обоснованным. Оснований для его отмены или изменения, а равно и для удовлетворения апелляционной жалобы не имеется.

Источник: сайт Уральского окружного военного суда


ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019