Правила оценки доказательств

Правила оценки доказательств

Нарушение судом правил оценки доказательств привело к неправильному определению характера возникших правоотношений, нарушению прав на справедливое судебное разбирательство.



А. обратилась в суд с иском к городской больнице о компенсации морального вреда, причиненного смертью ее несовершеннолетней дочери Е.

В обоснование исковых требований А. указала, что с 03 апреля 2013 года ее дочь Е. находилась на стационарном лечении в городской больнице с диагнозом «сальмонеллез». Через неделю она была отправлена домой, но числилась в стационаре. 16 апреля 2013 года в связи с резким ухудшением состояния здоровья она вновь была доставлена в стационар, где 18 апреля 2013 года умерла.

По результатам служебной проверки, проведенной по факту смерти Е., в заключении Министерства здравоохранения Свердловской области от 30 июля 2013 года отмечена недооценка тяжести состояния и особенностей заболевания врачами инфекционного стационара, что привело к недостаточности объема дополнительного обследования, необходимого для диагностики осложнений основного заболевания, послужившего в последующем непосредственной причиной смерти ребенка.

По утверждению истца, в лечебном учреждении дочери оказывались услуги ненадлежащего качества, что и привело к ее смерти. Смертью дочери ей причинены нравственные страдания, в связи с чем истец А. просила суд взыскать с ответчика компенсацию морального вреда.

Решением районного суда, оставленным без изменения апелляционным определением, в удовлетворении исковых требований отказано.

Президиум областного суда отменил состоявшиеся по делу судебные постановления по следующим основаниям.

Отказывая в удовлетворении исковых требований, суды двух инстанций, сославшись на выводы, содержащиеся в заключении посмертной судебно-медицинской экспертизы, проведенной ГБУЗ Свердловской области «Бюро судебно-медицинской экспертизы», указали на отсутствие причинно-следственной связи между действиями работников медицинского учреждения и наступившими последствиями, применив общие нормы о возмещении вреда здоровью.

Судебные инстанции не учли, что в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями в рамках добровольного и обязательного медицинского страхования, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Пунктом 4 ст. 13 Закона Российской Федерации от 07 февраля 1992 года № 2300-1 «О защите прав потребителей» установлено, что исполнитель освобождается от ответственности за неисполнение обязательств или за ненадлежащее исполнение обязательств, если докажет, что неисполнение обязательств или их ненадлежащее исполнение произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным законом.

Таким образом, оказание качественных медицинских услуг, а следовательно, отсутствие вины в наступлении смерти несовершеннолетней Е. должен доказать ответчик.

При рассмотрении данного дела судом нарушены установленные ст. 67 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации правила оценки доказательств.

В материалах дела кроме заключения судебно-медицинской экспертизы – единственного доказательства, которому дана правовая оценка, имеются иные доказательства, требующие проверки и правовой оценки, содержащие данные о дефектах оказания Е. медицинской помощи и указывающие на иную причину ее смерти, в том числе протокол вскрытия, отзыв Министерства здравоохранения Свердловской области со ссылкой на выводы заседания Областной комиссии по детской смертности, проведенного на основании приказа от 30 апреля 2013 года № 591-П «О проведении заседания Областной комиссии по детской смертности», заключение экспертизы первичной медицинской документации по факту смерти ребенка Е., проведенной экспертом – профессором С.

Имеются и не устраненные судебными инстанциями противоречия в заключении экспертизы.

В соответствии со ст. 151 Гражданского кодекса Российской Федерации, если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права или посягающими на принадлежащие гражданину другие нематериальные блага, а также в других случаях, предусмотренных законом, суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда.

Установлено, что смерть несовершеннолетней Е. наступила вследствие острой сердечной недостаточности.

Факт причинения истцу нравственных страданий потерей несовершеннолетней дочери ответчиком не оспаривался и в силу положений ч. 1 ст. 61 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не требовал доказывания.

Частью 1 ст. 79 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» установлена обязанность медицинской организации осуществлять медицинскую деятельность в соответствии с законодательством и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, в том числе с актами, устанавливающими порядок оказания медицинской помощи, и на основе стандартов медицинской помощи.

Судебные инстанции не установили, нарушены ли ответчиком Стандарт специализированной медицинской помощи детям при острых респираторных заболеваниях средней степени тяжести, утвержденный Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 09 ноября 2012 года № 798н, Стандарт специализированной медицинской помощи детям при сальмонеллезе средней степени тяжести, утвержденный Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 09 ноября 2012 года № 805н, Стандарт специализированной медицинской помощи детям при острых кишечных инфекциях и пищевых отравлениях средней тяжести, утвержденный Приказом Министерства здравоохранения Российской Федерации от 09 ноября 2012 года № 807н; повлекли ли нарушения негативные последствия (дефекты) оказания медицинской помощи несовершеннолетней Е.

В соответствии с п. 67 Порядка организации и проведения контроля объемов, сроков, качества и условий предоставления медицинской помощи по обязательному медицинскому страхованию, утвержденного Приказом Федерального фонда обязательного медицинского страхования от 01 декабря 2010 года № 230, к дефектам медицинской помощи относятся невыполнение, несвоевременное или ненадлежащее выполнение необходимых пациенту диагностических и (или) лечебных мероприятий, оперативных вмешательств в соответствии с порядками оказания медицинской помощи, стандартами медицинской помощи и (или) клиническими рекомендациями (протоколами лечения) по вопросам оказания медицинской помощи или преждевременное с клинической точки зрения прекращение проведения лечебных мероприятий при отсутствии клинического эффекта.

Судебными инстанциями результаты экспертизы  Территориального фонда обязательного медицинского страхования не исследованы и им не дана правовая оценка.

Дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Постановление президиума Свердловского областного суда

от 06 июля 2016 года по делу № 44г-31/2016

 

Бюллетень судебной практики по гражданским делам Свердловского областного суда за 3 квартал 2016 года


ПОЛУЧИТЕ КОНСУЛЬТАЦИЮ ЮРИСТА ПО ТЕЛЕФОНУ

Данный сайт носит исключительно информационный характер, вся информация носит ознакомительный характер и не является публичной офертой, определяемой положениями статьи 437 Гражданского кодекса РФ.
Консультанты сайта вправе отказать в консультировании без объяснения причины.
Представленная на сайте информация может утратить актуальность в связи с изменением законодательства.

Политика конфиденциальности и Согласие на обработку персональных данных

юридическая-консультация-екатеринбург.рф 2014-2019